Регистрация Вход
Город
Город
Город
TAGREE digital-агентство

TAGREE digital-агентство

Крутые сайты и веб-сервисы. Комплексное продвижение и поддержка проектов. Позвоните: +7-499-350-0730 или напишите нам: hi@tagree.ru.
Подробнее

Панцер-ужасы на ночь: cказка «Сокровища Бонапарта»

ПАНЦЕР-УЖАСЫ НА НОЧЬ: СКАЗКА «СОКРОВИЩА БОНАПАРТА»
 

 

 

— ...Они исчезли почти неделю назад, — грустно сказал Быстрый Гейнц. — Черт побери, это же лучший экипаж дивизии! Вошли и не вышли! 

— Может быть, стоит отправить внутрь поисковую команду? — предположил Роммель. — Набрать добровольцев... 

— Пробовали. С пленным французским офицером в качестве проводника. Эти тоже пропали. Третьего дня. 

— Попробуйте позвонить командованию егерей, пускай пришлют горноспасателей. 

— А смысл?.. 

Оба генерала, приехавшие лично взглянуть на «стальной кошмар Эльзаса» и сопровождавшие их штабные мрачно уставились на гигантского угловатого монстра притаившегося на железнодорожной платформе. Выглядело чудовище зловеще, от него ощутимо тянуло холодком, в вечерних сумерках создавалось впечатление, будто по броне скользят огни святого Эльма. 

— Эрвин, надо уже что-то решать, — не выдержал изнервничавшийся Гудериан. Давайте сообщим Гейдриху, в Вевельсбург. Пусть пришлет магов из Анненербе! 

— Вы спятили, Гейнц, — Роммель поморщился. — Незачем связываться с СС, сами разберемся. Если не вернутся к завтрашнему утру, поднимайте по тревоге комендантскую роту и начинайте прочесывание. Каждый взвод снабдить полевыми рациями! Друг друга из виду не терять! Докладывать обстановку через каждые полчаса! Все поняли? Отставить панику, господин генерал!
 

* * *

16 июня 1940, Франция, железнодорожная станция Брийе. 

— Очень интересно, — обер-лейтенант Панцерваффе Генрих Кнопке взял со столика перед командирским креслом пухлую книжку с заголовком на французском языке: «Char FCM-2C. Руководство пользователя с приложениями и картами». Повернулся к своему мехводу, ефрейтору Шульцу. — Ты читаешь по-французски? 

— Так точно. 

— Взгляни... 

Экипаж герра Кнопке первым ворвался в оставленную французами деревушку Брийе, сопровождаемый мотоциклистами Pz-II подъехал к вокзалу, командир открыл люк, осмотрелся и вдруг замер. По спине пробежали мурашки. Прямо впереди находился разбитый авиацией эшелон, был виден сошедший с рельсов паровоз. Ничего особенного, если бы не груз, перевозимый эшелоном — он-то и вызвал у обер-лейтенанта состояние близкое к обмороку. 

— Шульц, что это по-твоему? 

— Это? — ефрейтор вылез из «двоечки» и недоуменно оглядел возвышавшегося неподалеку титана. — Похоже на... На корабль. Может, французы перевозили свои эсминцы из Тулона в Дюнкерк? По суше? 

— Чепуха, — покачал головой наводчик Майер, считавшийся в экипаже самым умным после командира, как-никак Гейдельберг заканчивал. — Это же танк! Скорее всего. Гусеницы, орудийные башни, вон пулеметы торчат... 

— Тогда почему у него дверь в борту? Не люк — настоящая дверь? 

— Откуда я знаю, герр обер-лейтенант? Пойдемте посмотрим! Если французы его бросили, запишем трофей на свой счет! 

Вошли. Как выяснилось, невиданное сооружение и впрямь обладало дверью, с начищенной бронзовой ручкой — чтобы открыть, потребовалось нажать на пупочку. 

— Наверное, боевое отделение, — зачарованно сказал Кнопке. — Ничего себе! Что же оно такое? 

Устроились франки с удобствами, ничего не скажешь. Внутри просторного помещения можно было ходить в полный рост. Кресла обитые красным плюшем. Шкаф с брошенной гражданской одеждой и парадной формой, бар, набитый бутылками бургундского и Мадам Клико. За парчовой занавеской — вот диво! — будуар, двуспальная кровать. Возле будуара табличка «Только для офицерского состава». Добавим сюда корзину с клюшками для гольфа, холодильник, дверь в ванную комнату, расположенную в соседнем отсеке, и с тем сочтем картину законченной. Куда-то наверх вели две винтовые лестницы, темный проход уводил в сторону кормы. 

— Это что угодно, но только не танк, — недоверчиво сказал Кнопке и тут же увидел валявшуюся на столике пятисотстраничную книгу, то самое «Руководство». 

Пока Шульц изучал пухлый технический труд обер-лейтенант с наводчиком занялись трофеями: бутылочка красного, креветки, пармезан, свиная шейка и даже свежая французская булка — накрыли на командирском столе, над которым сияли медью трубы перископов. В буфете отыскались хрустальные бокалы. 

— За Великую Германию! — провозгласил Кнопке. — Шульц, тебе отдельное приглашение нужно? 

— А? — поднял взгляд мехвод. Глаза у него были совершенно ошалевшие. — Да, за Германию и победу! Хох! Минуточку, герр обер-лейтенант... Тут в книжке... Я даже не знаю, как сказать... 

Шульц развернул вклеенный в руководство и сложенный в восемь раз план. На схеме можно было увидеть как привычные слова вроде «трансмиссия», «гидравлическая система» или «боеукладка орудия №4», так и абсолютно непонятные значки. Несколько красных крестиков. 

— Давайте сходим туда, — сказал мехвод, кивнув в сторону бокового прохода. — Нужны фонарики и набор инструментов. Это ненадолго. 

— Зачем? — удивился Кнопке. 

— Похоже, наши трофеи не ограничатся сыром и бургундским. Французы спрятали там кое-что посущественнее... Только герр обер-лейтенант, возьмем с собой небольшой запас еды. 

— Зачем? — повторил ошеломленный Кнопке. 

— Мало ли... 

— Вот ты вещмешок и потащишь! 

Десять минут спустя бравый экипаж скрылся в гулком коридоре и с тех пор всех троих не видели уже целых шесть дней, что вызвало нешуточную тревогу у командования... 

* * *

21 июня 1940, Где-то в недрах FCM-2C. 

— ...Нам никогда отсюда не выйти, — сокрушенно вздохнул Кнопке. — Хорошо хоть консервы нашли, только хватит их дня на три, не больше... Если бы не хронометр, я бы окончательно потерял счет времени! А все твои идиотские идеи, Шульц! 

— Виноват, герр обер-лейтенант. Выберемся, я уверен... При каждом повороте направо я отмечал угол двумя крестиками, а налево — одним. Отыщем неотмеченный поворот, значит нам туда... 

— Тихо, что это? — простонал Майер. — Слышите? 

— Ерунда, летучие мыши, — ответил мехвод. — Их тут полно. 

Экспедиция в непознанные глубины FCM-2C продолжалась почти неделю, и если бы не случайно обнаруженный на третий день продуктовый склад (он был опечатан, на сургучной блямбе стояла дата 1927 год, январь) экипаж Кнопке умер бы с голоду. А маркировка на консервных банках с говядиной и фруктами свидетельствовала: произведены они и того раньше, в 1919 году. 

Путешествие по лабиринту ужасов не прекращалось — бесконечная череда переходов и коридоров, мертвые электрощиты, в одном из темных закутков обнаружился скелет в полуистлевшей форме французского пехотинца времен Первой мировой. Однажды наткнулись на покрытую странными иероглифами золоченую панель и Майер, изучавший в Гейдельберге труды Шампольона, перевел с древнеегипетского: «Здесь покоится фараон Атонхотеп VI, проклятие богов настигнет любого смертного, посягнувшего на покой повелителя». Панель решили не вскрывать — неприятностей и так хватало с избытком. 

Батарейки фонариков сели в первый же день, но оказалось, что потолки коридоров покрыты светящейся плесенью. Кроме того, изредка встречались тусклые электрические лампочки. В набитом устрашающего вида механизмами зале отыскалось старое кострище, на стене поодаль надпись угольком: «Все надежды потеряны. Пришлось съесть рядового Лаваля, сержанты Шарни и Дарбье посматривают на меня нехорошо. Прощайте. Унтер-офицер Жерар де Ре, 15.03.1931». Кнопке, Шульц и Майер содрогнулись, увидев рядом с кострищем обглоданные берцовые кости. 

— Не останавливаться, — твердил обер-лейтенант, — и не сдаваться! Шульц, негодяй, это ты завлек нас в ловушку! Что ты здесь хотел найти?

— Карта, по-моему, неточна... Точно, в книге вклейка — «Возможны опечатки по вине издателя»... Стойте! Остановитесь! — мехвод воспрял духом и ткнул грязным пальцем в план. — Все правильно! Схождение четырех коридоров, рядом дверь в трансмиссионное отделение номер 32 и центральная труба гидравлики! Восемь шагов на север, два на юг — так записано в «Руководстве»... Черт, компас плохо работает, слишком много металла! Еще пять на восток... Майер, ты монтировку не потерял? 

— А в чем дело? — безнадежно спросил наводчик. 

— Крестик на карте! Это здесь, я уверен! Дай сюда! 

Шульц аккуратно обстучал монтировкой стальной пол, прислушался к более высокому звуку и подцепил одну из плит. С трудом вывернул. В коридоре будто бы стало светлее. 

— Вот оно! — провал был заполнен золотыми слитками маркированными латинской буквой «N» в лавровом венце. — Сокровища Наполеона вывезенные из Москвы и переплавленные в слитки! Тонны две, не меньше! 

— Шульц, — устало окликнул наводчика Кнопке. — Зачем тебе прямо сейчас две тонны золота? У нас осталась одна банка тушенки. И все. Ты хоть понимаешь... 

— Молчите! — заорал наводчик. — Что это? Там, справа? 

Где-то в глубинах FCM-2C гулко лаяли овчарки. 

— Бежим! Бежим на звук! Господи, только бы повезло! 

* * *

10 ноября, 1944 года, Германия, полигон Куммерсдорф. 

— ...Вы понимаете, как Рейху сейчас необходимо это золото? — рычал Гейнц Гудериан на бледного конструктора Адерса, помимо прочего отвечавшего за операцию «Золото Бонапарта». В гигантском полутемном ангаре скалой поднималась туша давным-давно вывезенного из Франции FCM-2C. — Две тонны! Вы возитесь пять лет, и какие результаты? 

— Никаких, — сокрушенно развел руками Эрвин Адерс. — Четыре исследовательские экспедиции исчезли бесследно. Кнопке и Шульц, единственные, кто смог бы помочь в поисках, погибли на Восточном фронте. Майер после того инцидента сошел с ума и полностью невменяем. Книгу с планом они потеряли незадолго до случайной встречи со спасательной группой в 1940 году... 

— Расстрелять вас мало, — процедил Гудериан. — Вы уверены, что никто из... 

— Уверен, — кивнул Адерс. — В танке восемнадцать дверей и люков, возле каждого круглосуточно дежурит эсэсовский взвод, мышь не проскочит, не говоря уже о людях, вытаскивающих оттуда две тонны золота... 

— Смотрите мне, — пригрозил генерал-полковник. — Сроку даю — месяц! Иначе придется звонить Гиммлеру, он с вами будет говорить по-другому! 

* * * 

В мае 1945 года Char FCM-2C был вывезен советской трофейной командой в СССР, дальнейшая его судьба не известна. Однако на полигоне НИИ БТВТ в Кубинке ходят мутные слухи о некоем «проклятии Эльзаса» стоящем в засекреченном ангаре и четырех с лишним десятках научных сотрудников НИИ пропавших без вести в период с 1945 по 2009 годы.

 



Источник: http://gunter-spb.livejournal.com/584834.html

Поделитесь с друзьями:

Смотрите также:

panzer вермахт танк

 

Комментарии:


Где смеяться ?

Ответить

был там какой-то деятель во Франции, одержимый идеей сухопутных дредноутов. Где смеяться? Хрен знает..просто написано прикольно..

Ответить

Отшельник

Чем ЭТО двигать? И зачем? Можно и второй вариант (за чем)...

Ответить

|{апрал

гавнотриллер какой-то :-(

Ответить

по данный википедии. Char 2C (фр. Танк 2C, в ряде источников обозначается, как FCM 2C) — французский сверхтяжёлый танк. Разработан во время Первой мировой войны, однако в военных действиях участия не принимал. Char 2C — крупнейший по метрическим размерам из всех мировых танков, когда-либо принимавшихся на вооружение.[источник?] Танк состоял на вооружении армии Франции вплоть до Второй мировой войны, но как и близкий к нему советский тяжёлый танк Т-35, не был эффективен в какой-либо из предполагаемых танкам такого класса ролей (за исключением психологического воздействия на мораль войск).

Ответить

Deimonn

Да, мораль войск при виде этого танка резко падала- войска начинали пить, курить, нюхать клей и бензин, приставать к маркитанткам...

Ответить

Было бы смешно, если бы текст был раза в два короче.
-
***Танк состоял на вооружении армии Франции вплоть до Второй мировой войны,***
Танк состоял на вооружении Франции и во время войны - из этих танков был сформирован 51-й батальон тяжелых танков. В боевых действия танки участия не принимали.

Ответить

Koba

Т-35 предназначался для прорыва обороны противника(не подвижной - например ДОТов), а никак не для маневрового ведения боевых действий. так что ....

Ответить

***для маневрового ведения боевых действий***
))))) истинный Коба )))))

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.